Священноисповедник Димитрий Игнатенко (23.02.1872 г. – 27.09.1935 г.)

27

I Жизнь и служение в Керчи.

 

Дмитрий Феофанович Игнатенко родился 23 февраля 1872 г. в семье священника в с. Агайманы Мелитопольского уезда Таврической губернии (ныне с. Фрунзе, Херсонской обл.). В 1896 г. окончил Киевскую духовную академию со степенью кандидата богословия и правом получения степени магистра без новых устных экзаменов.

С началом 1896/97 учебного года стал преподавать в Симферопольском духовном училище Закон Божий, географию, а затем – священную историю, катехизис и церковный устав с кратким изъяснением богослужения.

Вскоре он повенчался с девицей Елизаветой Ефимовной. 16 февраля 1898 г. рукоположен епископом Михаилом (Грибановским) в сан священника и направлен в Керчь. Вместе с 18-летней женой о. Димитрий Игнатенко в возрасте 26 лет отправился по назначению на своё первое место священнослужения – в Керченский Кушниковский девичий институт, где преподавал Закон Божий и был настоятелем домовой Захарие-Елисаветинской церкви (во имя свв. прав. Захарии и Елисаветы – родителей св. пророка Иоанна Предтечи). Здесь он духовно окормлял членов преподавательского состава и до 150 воспитанниц православного вероисповедания.

Нравственное воспитание детей всегда основывается на началах религии. Из неё девочки черпали правила жизни и поведения. Обязанности по отношению к религии строго выполнялись. Ежедневно воспитанницы совершали общую молитву (утром, вечером, в течение дня), затем читали Священное Писание в известном порядке по главам или по несколько стихов, смотря по смыслу. В младших классах читалось Евангелие, а в старших Деяния и Послания Апостольские. И на уроках Закона Божия обязательно читалось Евангелие с объяснительными беседами. Воспитанницы постились, участвовали в Таинствах Церкви.

К Церкви относились с должным благоговением, делали пожертвования на украшение институтского храма. Воспитанницы выпускного класса считали своим священным долгом содействовать благолепию своего храма в виде шитья и вышивания и материальных пожертвований. При выпуске дарили Церкви икону или что-нибудь из утвари церковной.

В Керчи о. Димитрий Игнатенко был одним из помощников благочинного Димитрия Григорьевича Говорова, который прежде 15 лет также служил в Кушниковском институте и составил Историческую справку об истории этого уникального учебного заведения, за что мы ему очень благодарны.

о. Димитрий Игнатенко состоял в членах керченского отделения Таврического епархиального училищного совета, безвозмездно преподавал Закон Божий в воскресных школах Свято-Троицкого собора – главного храма Керчи в то время, в Керченском женском благотворительном обществе. 6 мая 1900 г. в день св. Георгия Победоносца на торжественной Литургии в Катерлезском Свято-Георгиевском монастыре, при большом стечении народа из Керчи и окрестностей, о. Димитрий  был награжден епископом Таврическим Николаем (Зноровым) набедренником за усердную службу. 16 августа 1900 г. здесь же, в Керчи, в семье Игнатенко появился первенец Сергей; всего в браке с матушкой Елизаветой было трое детей (дочь Серафима и сын Евгений родились уже в Симферополе).

Икона священноисповедника Димитрия Игнатенко
II Крестный путь священника

 

Крестный путь прот. Димитрия Игнатенко начался после установления в Крыму тоталитарной советской власти, одной из основных задач которой было искоренение религии. За деятельное пастырское служение, приверженность к Патриаршей Церкви и борьбу с обновленчеством он постоянно подвергался репрессиям. Впервые был арестован уже в ноябре 1920 г., но вскоре отпущен на свободу.

В декабре 1922 г. в Симферополе состоялся образцово-показательный процесс над архиепископом Таврическим Никодимом (Кротковым), а также над группой крымских священнослужителей, в числе которых был и прот. Димитрий Игнатенко. Им инкриминировали неповиновение властям и умышленное сопротивление при изъятии церковных ценностей, а также проведение двух «нелегальных» собраний. Открытое судебное заседание Верховного Революционного Трибунала при КрымЦИК длилось с 5 ноября по 1 декабря 1922 г. Председатель – Порецкий, государственный обвинитель – Фридман. В результате архиеп. Никодима приговорили к 8 годам лишения свободы и отправили с другими клириками епархии в Нижегородскую тюрьму. Прот. Димитрий Игнатенко получил 3 года исправительно-трудовых лагерей, но относительно быстро был освобожден по амнистии к 5-летию Октябрьской революции.

По замыслу устроителей открытого суда над крымским духовенством он должен был продемонстрировать общественности силу и официальную позицию государства. Уже 2 декабря, на следующий день после процесса по просьбе обновленцев НКВД Крыма передал им в пользование кафедральный Александро – Невский собор, хотя еще летом православная община обращалась к властям с просьбой о передаче храма и всего имущества в аренду.

О твердости и мужестве о. Димитрия Игнатенко при захвате живоцерковниками Александро – Невского собора можно прочитать в книге прот. Николая Доненко «Наследники Царства» (г. Симферополь, 2004 г.) стр.399-402 (выборочно) + 404 (показания С.В. Калиновского) + стр.409-410 (показания о. Димитрия Игнатенко). Несмотря на арест осужденного советской властью архиеп. Никодима, о. Димитрий Игнатенко за богослужением поминал его имя, в проповеди призывал жертвовать в пользу «любимого архиепископа». Кроме того о. Димитрий служил молебен о царе…

Вскоре православные священники и миряне, открыто сопротивлявшиеся беспределу «живоцерковников» были арестованы. 10 марта 1923 г. арестован был и прот. Димитрий Игнатенко. Дело о. Димитрия рассматривалось в течение 26 дней и закончилось постановлением о высылке из Крыма в двухнедельный срок в Екатеринославскую губернию. Поднялась целая компания вокруг освобождения невинно осужденного священника. Писали в НКВД в Москву, в  Народный Комиссариат Внутренних Дел Крыма. Но ничто не помогло, и в итоге всех мытарств прот. Димитрий в конце 1923 г. был снова обвинен ГПУ Крыма в антисоветской агитации и административно выслан в Туркестанский край. Когда вернулся в Симферополь (ненадолго) с присущей его характеру устремленностью полностью погрузился в церковную жизнь и ее проблемы.

Причиной очередного ареста 11 мая 1926 г. о. Димитрия было обвинение в «контрреволюционной деятельности» священника, якобы о. Димитрий «стоит во главе тихоновщины» и «не может быть лояльным к проведению политики отделения церкви от государства».

На одном из допросов следователь поинтересовался, каковы политические взгляды священника, на что тот ответил вполне лояльно:

— Сочувствую советской власти во всем том, что не расходится с моими православно-религиозными убеждениями. Не сочувствую сов. власти в ее церковной политике и школьном вопросе…

— Значит, вы не одобряете декреты об отделении церкви от государства и школы от церкви?

  Декреты об отделении церкви от государства и школы от церкви я не одобряю, но всё же таковым подчиняюсь, хотя и с болью сердечной.

Далее о. Димитрий указал на то, что эти декреты не проводятся полностью, т.к. советская власть официально поддерживает обновленцев и поэтому наблюдается «неравномерное распределение храмов между разными церковными группировками».

— Почему в проповеди 1 мая 1926 г. вы призвали верующих «к христианскому милосердию, дабы обратить свое внимание на братьев, томящихся в темнице»?

— Чтобы вызвать «чувство любви к ближнему» по христианскому учению. Не наше дело судить их, как они попали туда, т.е. в тюрьму, а наше дело помочь им.

В результате проповеди о. Димитрия некоторые прихожане добились от администрации изолятора разрешения посетить камеры заключенных. В 1-й день Пасхи они с приветствием «Христос Воскресе!» обошли все камеры и раздали пожертвования. Из церковной кассы было выделено 60 руб. на праздничный обед и ужин. Все заключенные были очень довольны и благодарили весь Преображенский приход.

Пасхальные приветствия и подарки заключенным обернулись для о. Димитрия новым даром – пострадать ради Христа и Его святых заповедей: он был выслан на 3 года в Марийскую область.

7 мая 1927 г., отбыв срок, лишенный права проживания в Крыму, о. Димитрий поселился в Мелитополе, получив Свято-Алексеевский приход в п. Кручи Кизняровского сельсовета.

Жизнь становилась с каждым годом все сложнее, страшнее и безысходнее. Старший сын был арестован и сослан на Соловки (играл в оркестре Большого театра). Дочь Серафима тоже жила в нужде, всё боялась, ожидая неминуемых притеснений за свое «неправильное» происхождение. Голодал священник и его семья. Однажды матушка от своих знакомых узнала, что можно обратиться за помощью в зарубежные благотворительные организации. Помощь была незначительная, но оставляла надежду на то, чтобы выжить и не умереть от голода. Переписка была отслежена, и в 1935 г. прот. Димитрий был арестован и обвинен в распространении фашистских взглядов и за антисоветские проповеди.

Отец Димитрий не исключал в отношении себя новых репрессий, напротив, не сомневался в них и в то же время не переставал проповедовать Слово Божие  так, как ему подсказывала пастырская совесть. Во время следствия священник находился в Мелитопольской тюрьме. Ему шел 63-й год. Здоровье пошатнулось. Следствие закончилось 16 августа 1935 г., но состояние здоровья резко ухудшилось, и 9 сентября прот. Димитрия положили в тюремную больницу.

Бессонные ночи замедляли поток времени. Разрывалась последняя связь с миром и его суетой. Тайна вечной жизни раскрывалась в подвиге и молитве, в безропотном несении своего креста. Прот. Димитрий предал себя на волю Божию и уже не обращался за помощью к тюремному врачу.

На праздник Воздвижения Креста Господня священник Димитрий Игнатенко скончался в присутствии тюремного врача Мамина.

Причислен Архиерейским Собором Русской Православной Церкви к лику святых. День памяти священноисповедника Димитрия Игнатенко 28 сентября.  

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Добавьте комментарий
Введите имя