СУДЬБЫ ПРАВОСЛАВИЯ ВОСТОЧНОГО КРЫМА С НАЧАЛА XX ВЕКА.Статья А.В.Носкова

17

 

Тщательно спланированный и хорошо подготовленный переворот в 1917 году, называемый Февральской революцией, был нацелен на уничтожение Российской государственности. Приказом №1 в воюющей стране Временное правительство разрушило армию, а спровоцированным мятежом генерала Л.Г. Корнилова оно попыталось развязать ещё и гражданскую войну. С Февральской революции 1917 года в нашей стране ведёт отсчёт жесточайший период безбожия, опустошения человеческих душ и сердец вместе с запустением и даже уничтожением храмов. Одной из основ государства была РПЦ,  борьбу с которой  Временное правительство начало с отчуждения церковно-приходских школ от церкви и передачи их в ведение местных органов власти. Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви 1918 года указывает на конечную цель государственного переворота.

В Керчи все церковно-приходские школы были отобраны у церквей и переданы городскому самоуправлению ещё до Октябрьской революции 1917 года. Репрессии же против духовенства в Керчь-Еникальском градоначальстве последовали ещё при первых большевиках в январе-апреле 1918 года. Был арестован настоятель Свято-Троицкого собора протоиерей В.Г. Станиславский, но по требованию женщин, поднявших так называемый «благочинный бабий бунт», был освобождён.

После занятия Керчи Красной Армией в 1920 году священник был снова арестован и обвинён в участии в вооружённом подавлении майского восстания 1919 года. За недоказанностью участия в подавлении был обвинён в сочувствии к произошедшему подавлению этого восстания, и за сочувствие был приговорён к смертной казни. В мае 1921 года священник В.Г. Станиславский был амнистирован и освобожден, но после всего пережитого вскоре умер. Одновременно с приходом Красной Армии были «ликвидированы» без всякой видимости законности церкви Кушниковского девичьего института и Мариинского детского приюта и Катерлезский Георгиевский женский монастырь.

Чуть позднее делу ликвидации церквей постарались придать законный вид и толк. С этой целью в Керченском округе была образована Комиссия по отделению церкви от государства. Постановлением Президиума Керчьокрисполкома от 11 января 1923 года за № 4 в Керченском округе были намечены к ликвидации 8 православных церквей. На 24 февраля 1923 года в Керченском округе были зарегистрированы 19 православных церквей, 1 греческая церковь и 1 подворье монастыря. По состоянию на 28 апреля 1923 года из этого числа были ликвидированы 5 православных церквей. В отчёте за февраль 1923 года о деятельности Комиссии по отделению церкви от государства так и сказано: «Комиссия … в отчётном месяце активной деятельности своей не могла проявить, так как два члена её из трёх принимали активное участие в ударной работе по ликвидации церквей».

По сведениям исполкома Керчи с 1918 года по 1 марта 1931 года в городе были закрыты 12 церквей. Очевидно, речь шла о храмах епархиального ведомства, а церкви военного ведомства, иных ведомств и подворья монастырей в это число пока не попали.

Одновременно с продолжавшейся ликвидацией церквей проводились аресты священнослужителей Керченского благочиния. Так, священник Александро-Невской церкви протоиерей Гавриил Андреевич Рукин был арестован в 1923 году, сослан в Туркестан, а оттуда отправлен на Соловки на три года. В том же году был арестован священник Евгений Павлович Эндека, просидел год в тюрьме, выпущен, снова арестован и отправлен в концлагерь. Следующий арест священника Иоанно-Предтеченской церкви Керчи Евгения Эндеки последовал 16 марта 1936 года. 20 ноября 1937 года был арестован священник Деянов. Известны также факты лишения избирательных прав керченских священнослужителей и членов их семей («лишенцы») в 1926-1936 годах (например, священник Григорий Платонович Безталанный).

Для ликвидации церквей власти задействовали и «обновленцев», не пользовавшихся поддержкой православных Керчи. С этой целью договор с сохранившими верность патриарху Тихону приходами расторгался, и заключался новый с «обновленцами». В итоге не признаваемые прихожанами «обновленцы» не могли платить налоги, и у властей появлялся благовидный предлог для закрытия храма. Различными способами в Керчи властями были закрыты все церкви. Последней в 1938 году была закрыта Афанасиевская церковь, при этом городские власти и суд продемонстрировали полное игнорирование законодательства государства. Есть сведения о совершении священнослужителями треб на дому. На 16 февраля 1937 года, по сведениям горисполкома, их совершал незарегистрированный протоиерей Кудрявцев.

В целом по стране ситуацию характеризуют следующие цифры. Если в 1930 году в СССР было около 30000 приходов, то к 1941 году их осталось менее 400 (четырёхсот). Это без учёта территориальных изменений в 1939-1940 годах. По различным оценкам к 1941 году были репрессированы от 50000 до 140 000 священнослужителей, а всего репрессированых за Веру насчитывается до 350000 человек.

Среди них и священномученик Порфирий (Гулевич), епископ Симферопольский и Крымский. Он управлял Крымской епархиеей в 1931-1937 годах, был расстрелян 2 декабря 1938 года в Казахстане, и епархия оставалась без архиерея до 1944 года.

Положение изменилось с началом Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. 4 сентября 1943 года в Кремле состоялась встреча председателя СНК СССР, председателя Государствееного комитета обороны (ГКО), наркома обороны, Верховного главнокомандующего И.В. Сталина и 1-го заместителя председателя СНК СССР, заместителя председателя ГКО и наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова с патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием (Старгородским), митрополитом Алексием (Симанским) и митрополитом Николаем (Ярушевичем).

Беседа продолжалась около 4-х часов. Результаты этой беседы превзошли всякие ожидания и принципиально изменили положение Православия в СССР. Были открыты тысячи храмов, значительная часть репрессированного духовенства была освобождена, а число православных приходов, по некоторым сведениям,  достигло 22000. Прекратились прямые гонения на верующих и шабаши «Союза воинствующих безбожников».

В мае 1946 года Высокопреосвященнейший Лука (Войно-Ясенецкий) был назначен архиепископом Симферопольским и Крымским. Он вернулся на родину, где продолжал оставаться целителем души и врачевателем тела до своей кончины в 1961 году. Тогда в Крыму (по состоянию на 31 декабря 1946 года) насчитывалось всего 57 приходов. В  это число входили  и керченские храмы: Введенская церковь, Афанасиевская и Успенская (в Старом Карантине) церкви.

«Хрущовская оттепель» для Русского Православия началась в 1954 году с ряда антицерковных постановлений ЦК КПСС, среди которых выделялись «О крупнейших недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения» и «Об ошибках в проведениии научно-атеистической пропаганды среди населения». Они фактически возвращали страну назад, во времена «безбожной пятилетки» и разгулу антиправославной пропаганды.

За время хрущовского десятилетия, к 1963 году, число приходов в СССР уменьшилось до 8 000. Для Крыма это выглядело следующим образом: к 1 января 1960 года число приходов уменьшилось до 38,  а к 1 ноября 1961 года ещё сократилось до 26. В число уничтоженных в то время храмов попала и керченская Введенская церковь. В последующем число приходов в Крыму продолжало сокращаться и в 1985 году их оставалось только 14.

Долгие годы пустовал храм Иоанна Предтечи. В середине 1960-х годов у южной стороны колокольни Иоанно-Предтеченского храма ещё сохранялась плита с отпечатком стопы апостола Андрея Первозванного, чему свидетель автор статьи:

«Однажды осенним воскресным днем небольшая группа школьников, по пути в библиотеку (тогда детская библиотека им. В. Дубинина находилась в соседнем с современной Картинной галереей здании), обошла храм начиная с северной и восточной сторон. Мы остановилась вблизи колокольни, т.е. на южной стороне, заметив на одной из каменных плит углубление, напоминавшее отпечаток человеческой стопы. Мы стали вокруг отпечатка рассуждая, что же это такое.

Помнится, я стоял, наклонившись (лицом к востоку). Подняв голову, я увидел мужчину, направлявшегося в нашу сторону. Я немного удивился, так как при обходе церкви людей поблизости с тех сторон (северной и восточной) не наблюдалось. Кто-то из нас, указывая на камень, спросил мужчину, не знает ли он, что это на нем? Он ответил, что это отпечаток стопы апостола Андрея Первозванного.

Об апостоле Андрее Первозванном я слышал от своей бабушки Марии Георгиевны Таран, в память которого она назвала своего сына, моего дядю. Поэтому я и спросил: «А разве он был у нас?» и получил утвердительный ответ. Мужчина направился в сторону дома Домгера. Я посмотрел ещё раз на отпечаток и перевел взгляд ему вслед, но он куда-то пропал, его я уже не увидел. Он не мог уйти далеко  так быстро. Случившееся показалось мне необычным и запомнилось навсегда».

Положение изменилось в конце 1980-х начале 1990-х годов. Тогда в 1991 году в Керчи православным вернули Иоанно-Предтеченскую церковь, немного позднее возвратили Александро-Невскую церковь и Ирининскую часовню. Однако одновременно с этим в 1992 году решением городских властей было уничтожено хорошо сохранившееся здание гимназической Благовещенско-Николаевской церкви (где помещался кинотеатр «Ударник»).

В целом по стране возврат храмов сопровождается бешеными атаками на РПЦ различных еретиков и сектантов, понаехавших к нам со всего света для «просвещения» «русских варваров» и приобщения их к ценностям «общества потребления».

Одновременно с обустройством возвращённых храмов в Керчи и близлежащих населённых пунктах происходит открытие новых церквей. Вначале для служения приспосабливались различные здания.

В августе 1996 года в приспособленном временном помещении был открыт храм во имя св.ап. Андрея Первозванного. В 1997 году в бывшем здании поселкового клуба в Мичурино начал действовать храм в честь пророка Илии. А с сентября 1997 года в селе Глазовка действует храм в честь святителя Николая Чудотворца. С 1999 года началась служба в храмах в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница», святых равноапостольных жён-мироносиц, св. блгв. вл.кн. Димитрия Донского (в Капканах).

Всего по состоянию на 2007 год в Керчи и её округе насчитывалось уже 20 действующих храмов.

20 декабря 2012 года решением Синода УПЦ МП в рамках Феодосийского и Керченского благочинных округов Симферопольской епархии была образована Феодосийская епархия, а епархиальному архиерею Феодосийской епархии (которым стал митрополит Платон) иметь титул «Феодосийский и Керченский». К началу 2019 года в Феодосийской епархии уже около 60 приходов и действуют два монастыря: Стефано-Сурожский Кизилташский мужской и Свято-Георгиевский Катерлезский женский.

 

Фото предоставлены К.Н. Ходаковским, В.Н. Ходаковским, А.Н. Бадякиным, О.Н. Шеремет, А.В. Куликовым, С.А. Шестаковым, А. Сазоновым.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Добавьте комментарий
Введите имя